КУПИТЬ КНИГИ

Русский характер: реальность и вымысел

С кем еще поговорить о русском национальном характере, как не с русским писателем? Сегодня наш гость – Олег Дивов. Писатель, которого любителям фантастической литературы в нашей стране представлять не надо. Для остальных же скажем, что все произведения Олега – это, в первую очередь, истории о русских характерах. В фантастических обстоятельствах. Истории, написанные с талантом и знанием дела.

— Олег, для затравки разговора, почему именно фантастика?

— А чтобы героям мало не показалось. Этот творческий метод позволяет загонять персонажей в такие обстоятельства, когда от человека требуется  проявить все человеческое, что в нем есть. Столкновение с реальностью, в которую вломилась фантастика, это для героя ситуация особого напряжения мысли, совести, способности чувствовать и сопереживать.

 

— Твои герои – это почти всегда русские люди с яркими характерами. Достаточно вспомнить адмирала Рашена, прапорщика Воровского, или «выбраковщика» Павла Гусева. Где ты их находишь?

 

— Собираю по частям, конструирую, а потом загоняю внутрь сюжета и смотрю, как они реагируют. Смотрю их глазами. Оцениваю: что герой видит, что он об этом думает, что он об этом говорит. Если все сложилось органично, значит, сложился и виртуальный характер героя, и тогда читатель поверит ему. Я должен знать о герое всю его подноготную, и обычно это на порядок больше, чем будет рассказано в тексте. 

Конечно, многое берется прямо из жизни. Поведенческие реакции, манеры, отдельные фразы, строй речи в целом. Но только не сами герои. Здесь все дело в задачах, которые перед ними стоят по сюжету. Вот адмирал Рашен: его четверть века судьба готовила к тем решениям, которые он принял (и принял, кстати, через силу), — ну как я вам такого офицера на улице найду? А если, например, меня живьем засунуть в роман, там вообще все застопорится.       

При разработке персонажа я могу держать в голове чей-то визуальный образ, но «внутри» этот человек будет другим. Тот же прапорщик Воровский вовсе не эквивалентен фантасту Тырину, у которого позаимствовал свои коронные реплики и некоторые факты биографии. Из всех моих персонажей по-настоящему соответствует прототипу наверное только кавказская овчарка Карма.    

 

— Академик Д.С. Лихачев писал: «Отрицать наличие национального характера, национальной индивидуальности, значит делать мир народов очень скучным и серым»…» В чем, по-твоему, отличия русского национального характера от других? Или, формулируя иначе, в чем его особенности?

 

— Вообще-то психология считает понятие «национальный характер» ненаучным. Но когда специалистам надо описать общие черты, отличающие один народ от другого, они волей-неволей говорят о «национальных особенностях» и, в конечном счете, о «национальном менталитете». Ну так вот, самая интересная лично для меня черта русских — цикличность. Наверное, потому, что я сам от нее страдаю в периоды упадка сил, и она же делает меня чертовски эффективным на подъеме.  

Русские живут циклами: спад-подъем, спад-подъем. В масштабах семьи это может длиться месяцами, в масштабах страны десятилетиями. В период спада русские занимаются самокопанием и духовными исканиями, а на самом деле — накапливают энергию, чтобы на следующем подъеме строить космодром. Это такой режим постоянной готовности к подвигу, если хотите. В любой момент страна мобилизуется и, забыв о внутренних распрях, идет бить морду фашистам например.  

Мы не нарочно, так получилось из-за наложения множества факторов, начиная с климата и заканчивая православием. Тысячу лет год за годом периоды вынужденной заторможенности сменялись авральной работой. Попутно мы научились выдержке, терпению, умению уживаться в стесненных обстоятельствах — а отсюда уже пошла та глубокая внутренняя свобода, что отличает человека, укорененного в русской культуре. Кстати, русское свободолюбие — это свобода духа прежде всего. Нашего человека невозможно по-настоящему поработить силой, но его и никакой идеей не проймешь, если это не «Царство Божие на Земле», о котором он имеет, впрочем, смутное представление. Собственно поэтому мы так понадеялись на коммунизм, и так жестоко оказалось разочарование, накрывшее самых сообразительных уже в начале 1970-х. Тогда-то на самом деле и надломился СССР, остальное было вопросом времени. Начался очередной спад в масштабе страны.        

 

-А есть ли, по-твоему, некие мифические черты русского характера? Те, которые часто упоминают и выпячивают, но которых на самом деле нет. То есть, они могут быть присущи отдельным индивидуумам, но назвать их национальными чертами нельзя?

 

— Да, мы любим укорять себя за то, что нам в целом не свойственно. Русские вообще легко переходят от самокопания к самоуничижению и делают это с большим вкусом. У нас все очень неплохо со скромностью и христианским смирением, но мы как-то слишком усердствуем иногда. А с другой стороны — вспомним предвыборную риторику в США, когда с высоких трибун на полном серьезе говорят об исключительности американской нации. Представить невозможно, чтобы такое ляпнул кандидат в Президенты России: народ решит, что человек сбрендил, а главное, поступил чудовищным образом неприлично.

Мы себя ругаем за инфантилизм, который на самом деле патернализм; за общую хмурость и неотзывчивость, которая сплошь и рядом всего лишь привычная маска; наконец, легендарное русское разгильдяйство — вообще готовая тема для диссертации о влиянии мифов на массовое сознание. Как и русское пьянство, кстати.    

 

— Хорошо, а каких черт нам не хватает, что неплохо бы русскому характеру приобрести?

 

Ничего не надо, в русском характере есть все, настолько все, что можем с другими поделиться. Особенно — вышеупомянутой скромностью.

 

— Глобализм шагает по планете. В той же Западной Европе, мы наблюдаем размытие национальных характеров, и многие считают, что так и надо. А ты? Зачем он нам вообще нужен, русский характер?

 

— Если бы меня попросили обрисовать русский характер одним словом, я бы сказал: «настоящий». Вот затем он и нужен. У нас реальная, а не показушная толерантность. Реальное, а не умозрительное понимание свободы и ее границ. А еще у русских очень четкое осознание места человека в мире, его роли в судьбе страны. Мое поколение сейчас фактически жертвует собой ради будущего наших детей — и ничего, вроде не плачем.    

Наконец, русская национальная идея — это идея справедливости для всех. Не какого-то универсального мирового порядка, а чтобы каждая нация могла свободно развиваться. Мы-то хорошо понимаем, что такое «общечеловеческие ценности», и как глупо навязывать их человечеству тоталитарными методами — это кончится бунтом, и только. 

 

— Ты писатель-фантаст. Фантастов принято спрашивать о будущем. Как ты думаешь, что ждет Россию в ближайшие пятьдесят лет, и какую роль в этом сыграет русский характер?

 

-Может, у меня глаз замылился, но я не вижу впереди никаких великих потрясений. Только ровное постепенное развитие. Нас ждет очень много работы, но мы перестанем уже «догонять и перегонять», а пойдем куда-то вбок. Искать свой путь — путь к справедливости и гармонии.  

 

— Твоя новая книга «Родина слонов», насколько я понимаю, тоже не обходит вниманием тему нашего сегодняшнего разговора?

 

— Она совершенно в тему. Это история семьи, которая занимается разведением мамонтов, — и там звучит такая фраза, что именно мамонт, а не какой-нибудь медведь, лучше всего отражает и символизирует русский характер. Причем, говорит это чистокровный чукча, уж ему-то видней.

 

— И, наконец, что бы ты хотел пожелать нашим читателям?

 

— Процитирую одного своего героя: «Бороться с идиотизмом надо хотя бы ради того, чтобы наши дети не выросли идиотами». Когда в очередной раз скрутит, когда покажется, что совсем край и сил не осталось — вспомните об этом.

Беседовал Аким Бухтатов

Опубликовано в «Оракул» N2 2017

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *