Рассказы
Берег Московского моря украшала пирамида разбитых контейнеров и списанных пластиковых бочек, на глазок метров десять, а то и выше. Пирамиду венчал сваренный из дюймовой трубы крест с распятой на нем зимней рабочей курткой, драной и замасленной до самого мерзавского состояния. Куртка была обращена к морю спиной, и местный колумб мог бы при известном желании разглядеть на ней желто-красную эмблему Мосспецстроя. Прямо в берег упиралось здешнее Анизотропное шоссе - прямая, как по линейке, дорога с идеально <...>
Ноябрь 16, 2016
Мы - трактористы, других таких нет. Редкие люди, штучный товар. Ребята с добрыми глазами, собачьим нюхом, крепкими нервами и особыми умениями. Я в профессии один из старейшин и отцов-основателей, уважаемый человек. Сейчас я сижу в кафе на втором этаже торгового центра "Мономах" - вот же тупое название, - и таращусь в окно другого торгового центра с еще более тупым названием. Наблюдаю за парнем, которого тихо ненавижу. Он ни в чем не виноват, просто самим фактом <...>
Ноябрь 16, 2016
Замполит просочился в блиндаж незаметно, по стеночке. Подкрался к комполка и сказал ему тихонько: - У Тяпы хвост отвалился. Как нарочно, именно при этих словах маршал Жуков закончил рычать в телефонную трубку и швырнул ее связисту. Оглянулся на офицеров и уставился с интересом; поговаривали, что целые генералы, едва заподозрив у Жукова такое внимательное к себе выражение лица, разбегались по кустам. А замполит и комполка стояли к маршалу вполоборота и озабоченно совещались: - Как же он <...>
На крыльце полицейского участка сидели двое. Один лохматый, волосы до плеч, другой лысый, а может, бритый. У лохматого под правым глазом светился фиолетовый синяк. У лысого - или бритого - поперек головы было что-то написано то ли губной помадой, то ли просто красным маркером. Лохматый блаженно щурился на утреннее солнышко. Лысый то и дело морщился, кашлял и иногда осторожно поглаживал горло. Тяжело ступая, пришел немолодой лейтенант, грузный, усатый, в выцветшей фуражке. Поглядел на утренних гостей <...>
В феврале на территорию забрел медведь-шатун, голодный, несчастный и совсем уже тупой от безнадеги. Примерно через километр он наткнулся на Седьмого, который тащил соль лосям. Медведь остановился, подслеповато уставился на Седьмого и потянул носом воздух. Сталь и пластмасса не вызвали у зверя никакого интереса, но холщовый мешок для соли впитал запах комбикорма. Им провоняло насквозь все Лесничество, и это был запах еды. Седьмой тоже встал и теперь разглядывал встречного своими линзами. В памяти робота всплыл <...>
Сентябрь 15, 2015
Катьку запланировали силачом, умницей и, что немаловажно, писаным красавцем. Судьба породистого зверя решается еще до рождения, её диктует родословная, и Катька не был исключением. Ему предстояло идти в племенное разведение, то есть остаться в питомнике и прожить весьма упорядоченную, сытую, здоровую, но довольно унылую жизнь. Перекроить этот план мог только генетический сбой. В Катькиной генеалогии шло «накопление интеллекта по линии отца», а это дело рискованное: вдруг происходит срыв, который заранее предугадать сложно; детеныши родятся умненькие <...>
Проект «Читка», сборник «Русская Арктика 2050»